Valeriy Mochalov (valermoch) wrote,
Valeriy Mochalov
valermoch

Мария Египетская и Исход народа Израильского…



в начало

Тот грех блуда, который насаждается сегодня всему миру, насаждается каждому из нас – требует серьезного врачевания, требует помощи таких святых, как Мария Египетская, Богородицы, и, конечно, Господа нашего Иисуса Христа. Никакой другой грех так не убивает, не парализует, не обезображивает человеческие душу и тело, и не лишает человека благодати Божией, как грех блуда.

Исход 1.jpg

Мы можем вспомнить, как израильский народ шествовал по пустыне сорок лет в Землю обетованную. Этот исход из Египта, отчасти, стал и прообразом нашего спасения. Мы выходим из страны тьмы – временной земной юдоли в страну света, – в Царствие Небесное.

Путешествие это не было прогулкой. Во время этого сорокалетнего хождения по пустыне всякие лишения и невзгоды переживал этот народ, – нападения иноплеменников, голод, жажду и всевозможные лишения. Оно было похоже, скорее, на военное наступление. Окрестные народы то добивают отставших и раненых, то нападают с оружием в руках. Евреи же, водимые Богом, идут и воюют; воюют и идут; побеждают и ропщут; терпят наказание и смиряются. Все, как у нас.

Видя непобедимый характер продвижения евреев, враги понимают, что одно оружие тут бессильно. Становятся востребованными духовные средства борьбы. Зовут волхва Валаама, чтобы проклясть Израиль. Ищут и другие формы противодействия. Находят. А именно: замечают, что когда Израиль не грешит, он непобедим и Бог сражается за него. Когда же он грешит, то Сам Бог становится ему врагом и лучше всякого противника казнит израильтян. Вывод – ввести Израиль в блуд, и тогда бери его голыми руками, пока Бог Сам его не уничтожил. Далее идет история о палатках мадиамских, о девицах, столь же прекрасных, сколь и развратных, перед зазываниями которых оказались бессильны мужи Израиля. Все это можно прочитать самостоятельно. Мы же можем сделать вывод: там, где нельзя победить, надо развратить. «Развратил» равносильно «победил».


Ведь что есть блуд в плодах своих? Энергия растрачена впустую, взгляд потух, сердце исчахло. Жизнь проходит, стыд, как тайная гниль, съедает кости. Что хотел сделать, что мог сделать хорошего, не сделал. Вместо этого искал, как свинья, грязь, находил, вываливался в ней и опять стыдился.


Влекомый на блуд – это пленник. Он похож на идущего на смерть. Говорит ему сладкий и бесстыдный помысел, женским голосом говорящая мысль: «Коврами я убрала постель мою, разноцветными тканями египетскими… Зайди, будем упиваться нежностями до утра» (Притч. 7: 16, 18). Он слушает, а потом:

«Множеством ласковых слов она увлекла его, мягкостью уст своих овладела им. Тотчас он пошел за нею, как вол идет на убой и как олень – на выстрел» (Притч. 7: 21–22). Идешь на сласть – находишь смерть. «Мир, – говорит святитель Димитрий Ростовский, – сулит злато, а дарит блато».

Но для того чтобы миллионы людей стыдились, но грешили; умирали от стыда, но грешить не переставали, нужны такие люди, которые грешат не стыдясь, то есть такие бесстыдницы, как Мария до покаяния.

Блуд силен. Мучительно, почти болезненно услаждая тело, он застилает разум и ослабляет волю. Он делает человека игрушкой в когтистых лапах существ, которые тонко услаждаются блудом, хотя сами блудить не могут (у них нет плоти). Для этих последних блуд есть умное и тонкое наслаждение. И еще они – непрестанные богохульники. Того, кто уловлен ими, они тоже пытаются сделать соучастником своего богохульства. А зачем, вы думали, они толкнули Марию на корабль, отплывающий в Иерусалим? А зачем она соблазняла паломников и творила на корабле такое, о чем через полстолетия говорила: «Не знаю, как море не поглотило меня тогда»?

Мария Египетская 3.jpg

Бесы-режиссеры и бесы-художники монтажа устраивают Марии закрытый просмотр картин, снятых по мотивам ее многолетней похотливой деятельности. В пустыне, где кроме Марии нет ни людей, ни животных, в ее голове звучит музыка, шутки, хохот, звучат непристойные предложения. Она бьет себя в грудь, падает на землю, кричит всегда одни и те же слова: «Пресвятая Богородица, помоги мне!».

Все это длилось не день и не два. Ее борьба с бесами длилась 17 лет. За это время в наши дни человек успевает родиться, вырасти и закончить школу. Мария успела победить и найти настоящий покой. Устали те, кто мучил ее. Отогнанные благодатью, они, скрежеща зубами, отошли и стали издали.

Даже через 47 лет после ухода в пустыню в разговоре с Зосимой Мария сказала, что боится подробно вспоминать свои грехи. Боится, чтобы через подробный рассказ не родилось сочувствие прошлому и не вернулась брань, терпеть которую обычному человеку невозможно.

Она постоянно останавливалась, рассказывая он них, потому что вспоминание своих грехов, это как бы переживание их вновь. Тяжесть их настолько была велика, что даже бесплотного пустынника, коим стала Мария, эти грехи не могли не волновать, тем более что память о них совсем не полезна для любого человека... А может, она видела кого-то, стоявшего вдалеке?

Покаявшись о своем грехе, мы должны возненавидеть грех сей. А возненавидев грех, даже в памяти своей человек не должен его воспроизводить. Если же воспроизводим что-то, лишь для того чтобы себя укорить. Необходимо быть в состоянии духовного трезвения, чтобы в душе не проявлялось сочувствие ко греху.

Все мы, так или иначе, являемся блудниками, если не по плоти, то блудим в помыслах. А иногда и во сне он – этот лукавый дух, – нас побеждает. Поэтому очень важно, единожды покаявшись, не возвращаться вспять.

О старце Зосиме

"Начнем, к примеру, с того, – говорит протоиерей Андрей Ткачев, – что некий монах Зосима помыслил о себе, что он преуспел в монашестве более других подвижников. Эта совершенно неоригинальная мысль подстерегает всякого человека, без лени много потрудившегося ради Бога. Свои труды в его глазах вдруг вырастают в размерах, а окружающий мир кажется безплодной пустыней. «Есть ли еще такие, как я?» – думает человек, оказываясь в это самое время на краю опаснейшей пропасти.

«Есть. Конечно, есть», – говорит ему Бог. Вот Илия думал, что он один, а Бог тем временем сохранил Себе семь тысяч мужей, не поклонившихся Ваалу. Ради того, чтобы смириться, из жарких пустынь в Александрию приходили Антоний Великий и Макарий Великий. Один – чтобы увидеть смиренного сапожника, другой – чтобы побеседовать с двумя замужними женщинами. И тот, и другой – для того, чтобы узнать об угодниках Божиих, живущих посреди мира, а узнав, не думать о себе самих высоко".
Мария Египетская 3.jpg

Авва Макарий Великий также и в глубокой пустыне обрел двух отшельников, достигших христианского совершенства и превосшедших естество, так что они даже не нуждались в одежде. Он спросил у них: «Как возмогу быть истинным монахом?» Они отвечали: «Если человек не отречется от всего, принадлежащего миру, то он не может быть монахом». Святой Макарий сказал им: «Я немощен, и не могу проводить такого жительства, какое проводите вы». На это они отвечали: «Если ты немощен, то безмолвствуй в келлии твоей, оплакивая грехи твои» (Свт. Игнатий Брянчанинов, «Отечник»).

Смириться нужно было и Зосиме. Но для этого он должен был пойти не в Александрию, а вглубь пустыни. Там встречи с ним ждала женщина, когда-то жившая в этой самой Александрии и покинувшая ее навсегда. Знакомство с этой женщиной должно было и смирить, и возвеселить Зосиму, а вместе с ним и всю Церковь Христову.

Нам на финальной красоте святости фокусировать взгляд не пристало. Блудим-то все, кто не плотью, так – умом. А большинство и тем, и этим – всецело, то есть. А вот по водам пойти или на локоть от земли подняться при молитве, так это едва ли у кого-то даже перед смертью получится. Да и не в этом дело. Не в том дело, что можно в Духе Святом мысли читать, знать Писание, не учившись, бесов опалять знамением Креста. Для начала дело в том, что блуд может быть так силен и сладок, что человек способен 17 лет без всякой сытости искать разнообразия в разврате без всяких укоров совести и попыток к покаянию.

Человек, получивший от Евы устроение расстроенных чувств, очень часто, если не всегда, не может ими управлять. Эти чувства уже не управляются умом, а «ум – по слову свт. Игнатия Брянчанинова, – становится орудием чувств». И тогда человек говорит: «Я чувствую, что я прав». Если мы научимся управлять своими чувствами, то будем удалены от опасности грешить.

Не случайно Церковь чтит память преп. Марии Египетской за две недели до Пасхи, Великого праздника Воскресения Христова. Впереди неделя Ваи, а за ней следуют страстные дни, когда мы должны сострадать Христу, сораспяться со Христом, чтобы затем с Ним совоскреснуть…

Поэтому житие преп. Марии, которое являет нам столько великих подвигом и умом невместимых тайн самоотвержения, веры и исповедничества, дает нам возможность как бы открыть второе дыхание в постном делании. И это должно помочь нам достойно провести отстаток Великой Четыредесятницы по святым молитвам преп. Марии Египетской, вместе со всеми святыми и Богородицей, дабы в конце пути возвеселиться и возрадоваться вместе с Господом Его Светлому и Святому Воскресению…

Общий грех на тебе отразился и стал всему миру виден, преп. Мария. И общее спасение на тебе проявилось, и об этом нельзя не знать. Твое дело ныне – радоваться, наше – трудиться и каяться. Помогай нам, просим. Помогай, преподобная Мария, и не только в день твоей памяти!

Преподобная мати Марие, моли Бога о нас!


продолжение следует...

Подписаться на обновления блога

Facebook
Вконтакте
Instagram
Google
Twitter
Ok

Tags: Великий пост, Исход, Мария Египетская, рБ Валерий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments